Получайте компенсацию до 100% от комиссии, взимаемой Вашим брокером, торгуя бинарными опционами через Международное объединение Форекс трейдеров (МОФТ).

Атмосфера офиса

В офисе C&D Commodities «черепах» рассматривали, как своеобразный зверинец Денниса. Они были подобны рабочим пчелам, освобождавшим его время для более масштабных политических действий. Роберт Мосс говорит, что они были «буквально стадом "маленького Ричарда", без каких-либо попыток играть в слова».

Стадо мало подвергалось личному контролю в момент обучения. Например, Расселл Сэндс был сильно удивлен отсутствием контроля: «Мы могли видеть Рича, Билла или Дэйла всего раз в неделю, в пятницу после обеда на протяжении двух часов». Согласно Сэндсу, они входили и говорили: «Как у нас дела на этой неделе, ребята? У кого-нибудь есть вопросы?» Вот так все и было.

Если кто-то из «черепах» нарушал правила, Деннис и Экхардт, исследовавшие ежедневные отчеты, вызывали их к себе и требовали объяснений. Сэндс добавляет: «Но кроме этого не было никакого контроля, ничего. Мы были полностью предоставлены самим себе». Это выглядело так: «Вот деньги, веди журнал, вписывай каждую заключенную тобой сделку и обоснуй ее». Спустя некоторое время «черепахи» станут знаменитыми, но в начале никаких фанфар не было.


Знаете ли Вы, что: один из наиболее солидных Форекс-брокеров – компания Альпари успешно предоставляет услуги трейдерам с конца прошлого тысячелетия! А именно – с 1998 года. :) При этом она идет в ногу со временем, постоянно развиваясь и совершенствуя качество предоставляемых услуг.


Условия работы были спартанскими. Деннис предоставил им просторный офис, расположенный между двумя этажами здания Insurance Exchange. Там были металлические столы и стулья, не было практически никаких удобств, таких как кофеварка или телевизор. Была полка с книгами по трейдерству, которые едва ли кто-нибудь читал. Со временем появился стол для настольного тенниса.

Расположение стульев в кабинете «черепах» напоминало начальную школу. Они сидели по двое, а кабинеты разделялись шестифутовыми перегородками. Неформальная, обыденная обстановка была свойственна Деннису как в бизнесе, так и в повседневной жизни. Мистер «Антиистэблишмент» передавал свою позицию ученикам.

Такой подход заставлял всех в этом здании гадать, на что же способны люди из офиса «черепах». Будучи очень активными, когда на рынке была сильная тенденция, они ничего не делали в периоды затишья.

Проходили целые дни без совершения сделок. В довершение всего не было никакого дресс-кода. Летом они приходили на работу в шортах и майках.

Выпускник Гарварда работал вместе с выпускником колледжа. Адепт Свидетелей Иеговы играл в настольный теннис с игроком в очко из Восточной Европы. Христиане и иудеи перемешались в одном офисе.

Возьмем, например, Энтони Брака, гибкого и стильного светского льва и художника из Чикаго. Он чем-то напоминал Энди Уорхола и приходил на работу в обтягивающей черной одежде. Брак, как и Джим Кенни, был другом Денниса еще до начала эксперимента.

Эрл Кифер обожал это дикое многообразие, в котором было что-то от ООН: «Были люди, не закончившие колледж, и люди, защитившие диссертацию. У Энтони Брака была ученая степень по лингвистике. Вообще-то, я думаю, что это помогло ему стать хорошим трейдером, поскольку позволяло мыслить аналитически и концептуально».

Майк Карр был ярчайшим примером эклектичного подхода Денниса к найму персонала. В начале он не мог произнести слово «future» (как фьючерсы в трейдерстве). Карру, как и другим «черепахам»-новичкам, приходилось объяснять, как читать графики. Он – ходячее доказательство того, что вам не нужна Гарвардская степень MBA для того, чтобы быть на высоте.

Еще более неожиданным было включение в программу Люси Уайатт. Многие годы люди, слышавшие о программе «черепах», предполагали, что там была только одна женщина, Лиз Чевал. Но, окалывается, их было две.

Уайатт была подругой Уильяма Экхардта. Джим Ди Мария отмечал: «В то время, как все остальные были "черепахами", и это было нашей сущностью и нашей профессией, она была кем-то приходящим. В принципе, у нее был рабочий стол... в кабинете. Думаю, это мера принадлежности к "черепахам" – стол в кабинете».

Говоря не для протокола, несколько «черепах», нанятых посредством отбора, отмечали, что соседство в одном кабинете с работниками и друзьями Денниса порождало определенное соперничество. Один из них говорит: «Обычные, так сказать, "черепахи" не понимали, какого черта они были приняты в эту программу. У тех, кто не проходил процесс отбора, не было такого заводящего фактора». Все, что могут вспомнить «черепахи» об Уайатт, так это то, что она постоянно была озабочена своими ногтями.

Майкл Кавальо говорит, что Уайатт была любовницей Экхардта. Он отмечает: «Она была с нами в комнате. Но из всех людей, о принадлежности которых к "черепахам" можно спорить, она была в наименьшей степени "черепахой"».

Торговала ли Уайатт? По-видимому, да. Многие из слышавших о программе «черепах», находят объяснения, почему они не подошли бы для этого. Пример Уайатт продемонстрировал, что для программы «черепах» подходит кто угодно.

Точно так же политические взгляды не могли помешать кому- либо стать «черепахой». Например, Джерри Паркер и Ричард Деннис были политическими оппонентами. Майк Шэннон обрисовал Паркера весьма экстремальными словами: «Он был настолько правым консерватором, насколько вы можете себе представить. При этом среди нас были люди, намного более либеральные, чем Рич». Шэннон пулей вылетал из офиса из-за накала политических споров. Он говорит: «Джерри был крайне правым, а я в то время был крайне левым. Мы буквально набрасывались друг на друга по любому политическому или социальному поводу. Он до ужаса правый – в это просто невозможно поверить. В этом качестве я никогда не принимал его всерьез». Однако Шэннон принимал Паркера всерьез в качестве трейдера: «Он очень хорош. Это выглядит смешно, но когда дело доходило до трейдерства» обсуждения схем и методологий, мы все были на одной стороне баррикад. Независимо от политических или социальных корней, мы старались сотрудничать, насколько это было возможно».

Однако это политическое разнообразие не было мелочью. Джефф Гордон осознал это во время ужина накануне президентских выборов 1984 года. Все знали, что Мондейл был фаворитом Денниса. Деннис начал обходить стол, спрашивая, кто за кого будет голосовать. Один за другим, они все отвечали «Мондейл». Они все были его гостями, а Деннис был одним из богатейших людей в округе. Однако когда очередь дошла до Гордона, он сказал: «Гари Харт». Гордон понял, что он только что расстроил трейдингового короля Чикаго.

Тем не менее общие черты были важнее всех политических разногласий. Майкл Кавальо воспринимал всех «черепах», как весьма ярких личностей. Но в целом группа была для него интересной смесью конкурентоспособных и беззаботных людей. Он верил, что абсолютное большинство «черепах» могли оставаться приятными людьми даже в конце дня, полного неприятностей.

Оглядываясь назад, трудно однозначно сказать, были ли «черепахи» по природе такими, как их описал Кавальо, или же их сделала такими уникальная обстановка. Никому не нужно было накалять ситуацию, когда богатый парень давал группе людей для трейдерства свои миллионы, стимулируя при этом зарабатывать собственные. Такая возможность заставляла держать рты на замке.

Однако «черепахи» не сразу поняли, что им предоставили «золотую курицу» для получения миллионов. Как только им пришлось рвать жилы, у них не было времени, чтобы проверить данные им Деннисом правила. Им приходилось всецело доверять Деннису и Экхардту.

Эрл Кифер, взятый во вторую группу «черепах», был одним из немногих одержимых идеей «проверить концепции». Как и его наставник. Кифер оставался скептиком: «Вы говорите, мне доверили золотую курицу, но у меня не было компьютерной программы, я не видел распечаток, не видел доказательства теории. Понимаете, о чем я?»

Со временем «черепахи» смогли проверить правила, которые дал им Деннис. Этот шаг изменил направление программы «черепах». Однако даже с тех пор в первую очередь «черепахи» заключали сделки, основываясь на правилах, которым их учили. И так они зарабатывали много денег. На самом деле они зарабатывали столько денег, сколько не зарабатывали до этого никогда в жизни. В тот момент все причастные к C&D Commodities был и уверены, что они подтвердили превосходство искусственного над естественным – даже если никто вне офиса этого пока не знал.

Содержание Далее
  Альпари NPBFX RoboForex Intrade
Лучшие брокеры: Лучший Форекс-брокер 2021 года – компания «Альпари». Более 2 млн. клиентов из 150 стран. На рынке – с 1998 года. Выгодные торговые условия, ECN-счета с доступом к межбанковской ликвидности и моментальным исполнением, спреды – от 0 пунктов, кредитное плечо – до 1:1000, положительные отзывы реальных трейдеров. Один из лучших Форекс-брокеров 2021 года – компания «NPBFX». Банковский Форекс. На рынке – с 1996 года. До 2016 года обслуживание всех клиентов осуществлялось от лица банка с лицензией Банка России (АО «Нефтепромбанк»). В начале 2016 года был проведен ребрендинг и перевод обслуживания частных клиентов в международную компанию «NPBFX Limited» с лицензией IFSC. В банке продолжается обслуживание корпоративных клиентов. Один из лучших Форекс-брокеров 2021 года – компания «RoboForex». ECN-счета с депозитом от $10. Возможность торговать акциями Amazon, Facebook, Siemens и еще более чем 12.000 активов через платформу «R Trader» с депозитом от $100. Разрешены скальпинг, пипсовка, любые советники и стратегии. Имеется бесплатный конструктор торговых стратегий. Лучший брокер бинарных опционов 2021 года – компания «Intrade.bar». Админы активно общаются на профильных форумах и реально прислушиваются к пожеланиям трейдеров. Вывод средств обычно – до 15 мин., менеджеры первыми не звонят клиентам (и не уговаривают пополнить торговый счет), бесплатный демо-счет, депозит – от $10, опционы – от $1, торговля и вывод средств – без верификации.
Бонусное предложение от одного из лучших Форекс-брокеров – компании «RoboForex»