Один из лучших Форекс-брокеров – компания «HYCM». Входит в состав корпорации «Henyep Group», основанной в 1977-м году. В настоящее время абсолютно легально предоставляет услуги трейдерам в различных юрисдикциях, действуя на основании лицензий от «FCA», «CySEC», «DFSA» и «CIMA».

Глава 8. Конец игры

Если бы Рич не торговал против наших позиций, а я знаю, что он иногда так делал, он заработал бы еще больше денег.

Из интервью «черепахи»-анонима

В начале 1988 года огромной политической новостью был вывод войск Советской Армии из Афганистана. В деловой среде Kohlberg Kravis Roberts & С°. завершили рекордный выкуп контрольного пакета акций компании RJR Nabisco (этот рекорд был превзойден только в феврале 2007 года компанией Blackstone Group, купившей фирму Equity Office). Но у «черепах» были свои проблемы – Деннис неожиданно перекрыл им кислород.

Все было кончено: Деннис отправил «черепахам» факс с сообщением о свертывании программы. Деннис, который также занимался управлением активов своих клиентов, владел двумя публичными общественными фондами вместе с компанией Майкла Милкена Drexel Burnham Lambert. Они закрылись с огромными убытками. Причина закрытия программы «черепах» никогда не была официально сформулирована, но показатели Денниса рисовали отрезвляющую картину.


Рекомендуем: надежный брокер с качественным сервисом, представленный на рынке с 1998-го года. Выгодные торговые условия по валютам и бинарным опционам («фиксированным контрактам»). Депозит – от $0, спред – от 0 пунктов. Есть бесплатное обучение, финансовая аналитика и выгодная программа лояльности.


Игра изменилась для Денниса, когда его потерн достигли 55 % процентов в апреле 1988 года. Проблемы затрагивали не только публичные общественные фонды: незадолго до этого умер его отец.

Один из «черепах» назвал причиной закрытии программы «семейные дела». Это были однозначно трудные времена. Однако апрель не стал провальным для показателей «черепах». В том месяце они в основном потеряли по 10-12 % процентов на человека (см. приложение). Их убытки были практически нулевыми по сравнению с убытками Денниса.

Шок от перекрывания кислорода бросил «черепах» в петлю. Джим Ди Мария был сбит с толку мгновенным прекращением программы «черепах»: «Вдруг внезапно все закончилось. Все произошло необыкновенно быстро. В понедельник утром они пришли и сказали "В пятницу мы заканчиваем". Я подумал "Ой, нора искать работу"». Некоторые считали, что огромные убытки заставили Денниса выйти из игры, но Ди Мария говорил, что им не двигали личные убытки.

Ди Мария говорил, что дело было в деньгах. Деньги принадлежали Деннису, и он просто не хотел больше этим заниматься. Другие «черепахи» намекали, что программа завершилась вследствие разорения Drexel.

Сам Деннис просто объявил о своем выходе на пенсию. Он заявил, что все свое время он посвятит политике. Он хотел положить конец попыткам превратить слово «либерал» в ругательство. И он довольно быстро с головой окунулся в либертарианство. По его мнению, идеи либертарианства были для общества глотком свежего воздуха. Однако люди не поверили его политическим прокламациям. Они чувствовали, его заставили уйти в политику большие потери в трейдерстве.

Когда разговор зашел о его неудачной торговле активами Drexel, Деннис частично возложил вину на клиентов. По мнению Денниса, они не понимали природу его трейдерского стиля, и, когда началась череда убытков, они потеряли к нему доверие. Он никогда не мог понять, почему клиентам (как сейчас, так и в начале 80-х) не хватало его несгибаемой решимости. Он также не понимал, почему администрация Drexel подвела его. Когда они пришли его повидать, он сказал: «Какого черта вы здесь делаете?» В качестве трейдера на торговой площадке Деннис терпел убытки более 50 % процентов всего пару раз. Он спросил Дрексела: «Кто-нибудь объяснил этим людям, во что они ввязываются?»

Понятно, что маркетологи продавали клиентам только «хорошие моменты» управляемых Деннисом фондов Drexel. Скажем прямо, Деннис был трейдером; он был тем, перед кем останавливался бакс, но не брокеры, не продающие его массам. Однако проблемы фондов Drexel не сразу лишили «короля торговой площадки» силы присутствия духа. Он был уверен в себе даже в самые худшие моменты: «Что может дать инвесторам уверенность, так это суммарный рекорд, собранный мною за 18-летнюю карьеру». Но 18-летние рекорды мало значат для клиентов, когда вы теряете за месяц 55 %.

Совет директоров Drexel неизменно отказывался комментировать череду событий, приведших к развалу фондов Денниса в 1988 году. Бывший администратор Drexel Ричард Сандор (Richard Sandor) дал мне красноречивый ответ, когда я спросил, может ли он прокомментировать случившееся: он сказал «не в ближайший миллион лет». Такова была естественная реакция одного из наиболее знаменитых людей в чикагском трейдинге.

Однако сам Деннис не был настолько молчаливым и припомнил некоторые моменты своих тяжелых времен: «Я не стал бы сейчас управлять публичным общественных» фондом, лаже если бы это было лекарством от рака». Он был обозлен. Он знал, что риски его операций находились в печатных материалах, и говорил: «Я пошел трудным путем, оспаривая в судах, что открытые документы ничего не значат. Но устройство нашей судебной системы позволяет вам превратить невежество в ваше преимущество, сказав: "Я ничего не смыслил в рисках, и это не должно было случиться"».

Да, было удивительно слышать разочарование в голосе Денниса, известного спокойным отношением к убыткам. Многие тогда не проявляли сочувствия. Когда-то он был чудесным мальчиком. Он был парнем, заработавшим сотни миллионов долларов. Он был человеком, который давал деньги политикам, чтобы расширить свое влияние. Его конкуренты, у которых он выиграл деньга в игре с нулевой суммой, не чувствовали его боли.

По мере того, как его бывшие клиенты из фондов Drexel стали утверждать, что Деннис не следовал собственным правилам, начались бесконечные судебные процессы. В конечном счете окружной судья США Милтон Поллак вынес решение, согласно которому около шести тысяч инвесторов передавали Деннису 2,5 миллиона долларов и получали половину трейдерской прибыли Денниса на протяжении трех следующих лет. В соответствии с этим решением Деннису и его фирмам впредь не позволялось допускать ошибки.

Посреди череды убытков и будучи озлобленным серией судебных исков, живая легенда Чикаго все еще умудрялся пребывать в философском расположении духа относительно того, через что ему доводилось пройти: «Печальная правда в том, что правовая система настолько дырявая, что даже размышления о вещах прошедших и устоявшихся приводят к тому, что судебные работники утверждают, что этого не должно было случиться. Если я скажу, что в какой-то день у меня болела голова, а я не принял аспирин, думаю, кто-то сможет подать на меня за это в суд». Деннис верил, что в любое время подавляющее большинство трейдерских результатов предопределяется неконтролируемыми факторами. Он чувствовал, что именно в этом тогда и было все дело.

Но являлись ли эти факторы действительно неконтролируемыми? В апреле 1988 года ученики Денниса не потеряли 50 % процентов, а он потерял. В то время как последователи Денниса, глядя на его показатели, думали, что его трейдерская стратегия была слишком рискованной, стратегия «черепах» отличалась от стратегии их учителя. Его убытки не были результатом чистого тенденционного трейдерства, и невозможно разобраться, что именно он делал по-другому.

Ларри Хайт (Larry Hite), отец-основатель индустрии хедж- фондов и один из тех, кто стоял у истоков многомиллиардного британского хедж-фонда Man, не знал, что именно Деннис делал в то время. Он сказал, что стиль Денниса не имел значения, поскольку не существовало такого движения рынка, которое по определению приносило ему убытки.

Как и Хайт, Дэвид Чевал высоко оценил все, через что прошел Деннис, но ставил под вопрос процесс принятия им решений в те времена, когда его подопечные показывали себя довольно хорошо: «Тот факт, что Ричард Деннис успешно зарабатывал при малом стартовом капитале, вызывает восхищение. Вопрос в том, следовал ли он своей системе, работая с общественными средствами. Думаю, его взлеты и падения выходили далеко за пределы тех, которые пережили в это же время "черепахи". Поверьте мне, я восхищаюсь тем, чего достиг Ричард Деннис. Однако я верю, что он – всего лишь человек и заслуживает критики».

Майк Шэннон, который был свидетелем того хаоса, был вместе с другими «черепахами» встревожен принимаемыми Деннисом рисками. Шэннон говорит, что, «черепахи» всегда знали, какими были позиции Денниса. Комиссия по срочной фьючерсной торговле сырьевыми товарами (КСТФТ) имеет ограничения, призванные заставить любого трейдера воздержаться от торговли слишком крупными суммами на одном рынке.

Однако существовала другая причина, по которой «черепахи» знали трейдерские позиции Денниса: он был открытой книгой. Когда Деннис торговал фондами Drexel, Шэннон говорил, что «черепахам» позволялось торговать одним, возможно, двумя юнитами биржевого индекса S&P 500. Шэннон говорил, что Деннис торговал десятью или пятнадцатью. Он говорил, что «черепахи» не могли понять, почему Деннис открывал такое большое количество контрактов, хотя сам снова и снова говорил, что чрезмерные вложения могут вас погубить: «Однажды мы подсчитали, что его риск был примерно в сто раз выше риска, который принимали на себя мы».

Тот факт, что Деннис брал на себя риск, в сто раз превышавший риск его «черепах», неудивителен. Он знал достаточно, чтобы заставить своих учеников поступать правильно, но имел большие трудности, чтобы заставить самого делать так же. Как его достоинства, так и недостатки были хорошо заметны. Поэтому неудивительно, что, даже несмотря на то, что Деннис терял деньги на собственных решениях, его «черепахи»-трейдеры держали его на плаву за счет хороших показателей. Сколько же денег он получил за счет торговли «черепах» за эти четыре года? Он отвечает не моргая: «Тонны. Думаю, они получили доход в 150 миллионов долларов, и мы заработали 110 миллионов. Мы начали с выплаты им десяти процентов. А почему бы и нет? Зачем давать им много? Это были наши деньги, мы брали на себя весь риск».

Тем не менее пока Деннис выходил из игры, его слава на Уолл-стрит взмыла в космос благодаря новой книге, описывавшей лучших трейлеров от Брюса Ковнера до Эда Сейкоты, Ларри Хайта и Пола Тудора Джонса.

В книге «Маги рынка» Джек Швагер смягчил нападки на тяжелые дни Денниса, назвав главу «Легенда уходит на покой». Глава Швагера о Деннисе стала классикой. Возможно, он уже был подпольной легендой, но эта глава создала легенду о Деннисе для совершенно новой аудитории непосредственно в самый трудный период его карьеры.

Когда его слава достигла небывалых высот, Деннису удалось прорвать круг молчания. Его стали приглашать на специализированные конференции по инвестициям. Общественность не проявляла такого интереса к его персоне с начала 70-х. Теперь, когда все прочитали «Магов рынка», многие хотели попасть в следующую группу «черепах», даже при том, что о наборе таковой группы не было объявлено.

Чарльз Фолкнер встретил Денниса примерно в это время на конференции в Chicago board of Trade. Он рассказал: «Когда я прочитал, что в рабочей секции, проводимой под председательством Джека Швагера, было запланировано появление Денниса, я немедленно купил билет. Я много размышлял о том, почему трейдерам было так трудно следовать своей системе».

Фолкнер говорил, что Деннис был принят как рок-звезда. Когда он сошел со сцены, вокруг него толпились потенциальные «черепахи». Фолкнер заметил, что Деннис был взволнован огромным количеством людей, желавших с ним пообщаться.

Позже тем же вечером Фолкнер был представлен Деннису. Фолкнер, любитель наблюдать за людьми, который и сам был описан во второй книге «Магов рынка», был потрясен внешним видом Денниса: «Я был достаточно близок, чтобы заметить, что его лицо выглядело, как будто у него были трудные времена, и он совсем о себе не заботился. Это заставило меня задуматься, какие качества, кроме классических и предусматривающих тяжкий труд, нужны успешному трейдеру. Поскольку передо мной был тот, кому успех стоил слишком дорого».

Нуждался на самом деле Деннис в отдыхе от столь бурного периода жизни или нет. а его «черепахи» стали самостоятельными. Пришло время посмотреть, смогут ли они продолжать выигрывать в этой игре без своего учителя. Это будет действительно реальный эксперимент без страховочной сети Денниса.

Содержание Далее
  Альпари NPBFX RoboForex Intrade
Лучшие брокеры: Лучший Форекс-брокер 2022 года – компания «Альпари». Более 2 млн. клиентов из 150 стран. На рынке – с 1998 года. Выгодные торговые условия, ECN-счета с доступом к межбанковской ликвидности и моментальным исполнением, спреды – от 0 пунктов, кредитное плечо – до 1:1000, положительные отзывы реальных трейдеров. Один из лучших Форекс-брокеров 2022 года – компания «NPBFX». Банковский Форекс. На рынке – с 1996 года. До 2016 года обслуживание всех клиентов осуществлялось от лица банка с лицензией Банка России (АО «Нефтепромбанк»). В начале 2016 года был проведен ребрендинг и перевод обслуживания частных клиентов в международную компанию «NPBFX Limited» с лицензией IFSC. В банке продолжается обслуживание корпоративных клиентов. Один из лучших Форекс-брокеров 2022 года – компания «RoboForex». ECN-счета с депозитом от $10. Возможность торговать акциями Amazon, Facebook, Siemens и еще более чем 12.000 активов через платформу «R Trader» с депозитом от $100. Разрешены скальпинг, пипсовка, любые советники и стратегии. Имеется бесплатный конструктор торговых стратегий. Лучший брокер бинарных опционов 2022 года – компания «Intrade.bar». Админы активно общаются на профильных форумах и реально прислушиваются к пожеланиям трейдеров. Вывод средств обычно – до 15 мин., менеджеры первыми не звонят клиентам (и не уговаривают пополнить торговый счет), бесплатный демо-счет, депозит – от $10, опционы – от $1, торговля и вывод средств – без верификации.
Платформа «R Trader» для работы с более чем 12000 различных торговых инструментов от одного из лучших брокеров – компании «RoboForex»