Один из лучших брокеров бинарных опционов – компания «Binary.com». На рынке – с 2000 года. Торговля в режиме: 24х7, опционы – от $1, экспирация – от 10 секунд до 365 дней, доступны все основные валютные пары, индексы, сырьевые рынки и индексы волатильности. Легально предоставляет услуги, в том числе клиентам из стран Евросоюза.

Дефицит государственного бюджета: если ничто не меняется, значит, ничто и не меняется

Оставаясь в рамках общей концепции этой книги, приведу фактический пример, как использовать исторические данные, чтобы предсказывать последствия, которые можно использовать для получения прибыли. Позвольте рассказать, как я анализировал компромисс по «сокращению дефицита» 1990 года.

Наблюдая, как законопроект о «сокращении дефицита» 1990 года превращается в акселератор дефицита, я начал задавать себе вопросы: как долго могут продолжаться такие огромные расходы и дефициты? Как глубоко может государство заложить наше будущее прежде, чем инвесторы всерьез начнут сомневаться в целесообразности владения американскими государственными ценными бумагами?


По нашей оценке, на 06.07.2020 г. лучшими брокерами являются:

• для торговли валютамиАльпари;

• для торговли бинарными опционамиIntrade.bar;

• для торговли акциямиJust2Trade.


Как трейдер я смотрю на тренды. Трейдеры имеют о трендах простое суждение: «Если ничто не меняется, значит, ничто и не меняется!» Применительно к дефициту это означает: пока Конгресс и президент не изменят налоговую политику на фундаментальном уровне, следует предполагать, что тренд дефицита государственного бюджета продолжится. Точнее, он продолжится до тех пор, пока финансовые реалии не перевесят политические выгоды от политики дефицита – пока дефицитное расходование не станет просто больше нецелесообразным.

Но случится ли это? Не уверен. Государство могло бы уменьшить расходы, особенно в свете развития событий в мире в военной области. Но в лучшем случае расходы сократят лишь символически; темпы роста дефицита можно урезать, но сам дефицит реально не будет сокращен. Исходя из опыта прошлого, вероятнее всего, повышение налоговых поступлений и снижение государственных расходов будут перекрыты еще бОльшими расходами в других областях. Давайте взглянем на исторические факты и посмотрим, что можно ожидать от будущего.

Сначала немного истории. По данным Совета по изучению семьи (Family Research Council), в 1950 году федеральное правительство забирало в виде налогов 2% дохода среднего семейства и имело не только сбалансированный бюджет, но и профицит в размере 17,2 миллиарда долл. (по записям Счетов национального дохода Административно-бюджетного управления). Сегодня средняя семья передает, по крайней мере, 24% своего дохода в казну Министерства финансов США. При этом Конгресс не только не может сбалансировать бюджет, но даже не имеет решения последовательного уменьшения темпов роста дефицита, как предписывается поправкой Грэмма-Радмена (Gramm-Rudman amendment). Для сравнения, дефицит государственного бюджета 1991 года в размере 269,5 миллиарда долл. был значительно больше, чем текущая рыночная стоимость (подсчитана по стоимости неоплаченных обыкновенных акций по состоянию на 01.01.1992 г.) IBM, General Motors, Mobil Oil, Coca-Cola, Johnson & Johnson, Du Pont и Sears, вместе взятых.

Что касается практической стороны, как мы попали в это затруднительное положение, ответ фактически самоочевиден: государство продолжает закладывать будущее производство, расходуя больше, чем получает. Независимо от того, сколько еще доходов (налогов) соберет государство, оно продолжает увеличивать расходы темпами, опережающими темпы роста доходов. Таблица 5.1 иллюстрирует эту грустную и тревожную тенденцию.

Эти увеличения не могут быть списаны на рост цен или стоимости жизни. С сентября 1946 года индекс потребительских цен увеличился в 6,6 раза, с 20,4 до 135,9 (1982 – 1984 = 100). В течение того же самого 44-летнего периода государственные доходы выросли в 24,6 раза с 43,3 миллиарда долл. до 1,06 триллиона долл. в год. Расходы в течение того же периода увеличились в 39,8 раза с 33,1 миллиарда долл. до 1,32 триллиона долл. в год.

Глядя на тренд дефицитного расходования бюджета на федеральном уровне, можно провести зловещую историческую аналогию в будущее. Можно получить оценки государственного бюджета в течение 90-х годов несколькими способами. Вы можете сделать ошибку и поверить государственным прогнозам, например утверждению, что кризис кредитно-сберегательной системы, который, как мы теперь знаем, в конечном счете, обойдется налогоплательщикам в более 500 миллиардов долл. будет стоить лишь приблизительно 125 миллиардов долл. Или можно использовать единственно возможный объективный источник – исторические статистические тренды. Именно так я и поступаю. Если я не вижу явных признаков фундаментального изменения в тренде выработки государственной политики, я смотрю на исторический тренд и полагаю, что он продолжится. Итак, рассмотрим следующие исторические факты.

Как показано в Таблице 5.1, дефициты, выраженные как процент от налоговых поступлений, устойчиво росли с 0,2% в 50-е годы до 20,5% в 80-е. По состоянию на 1 января 1992 года средний дефицит, выраженный как процент от налоговых поступлений, составляет в 90-е годы 23,3%, Если вы взглянете на разбивку по годам в Таблице 5.2, с 1947 года срединное увеличение государственных доходов (налогов) составляет 6,7% в год, в то время как срединное увеличение расходов – 8,1% в год.

Если предположить, что государство продолжит увеличивать расходы по 44-летней срединной ставке в 8,1% в год, а доходы будут увеличиваться по срединной ставке 6,7% в течение текущих пяти лет, заканчивающихся в 1995 году, наши избранные представители на Капитолийском холме потратят в 90-е годы 9,2 триллиона долл. добавив к национальному долгу по крайней мере 1,9 триллиона долл.

В человеческой голове это трудно уложить, ибо никакое частное лицо или организация, за исключением государства, не может осуществлять свое собственное дефицитное финансирование силой указа. Если бы вы попробовали работать с дефицитом в течение наступающего десятилетия, как это собирается делать наше государство, вы не смогли бы занять деньги и обанкротились. Эти цифры не учитывают то, что происходит с государственными доходами и расходами в годы спадов. Посмотрев на Рисунок 5.1, вы заметите, что с 1955 года государственные доходы в течение экономических спадов падают, хотя расходы по сравнению с предыдущим годом увеличиваются.

Если проанализировать периоды спадов, представленные Национальным бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research), от максимумов до минимумов, то среднее уменьшение государственных доходов в годы спадов составит 7,8% по сравнению с предыдущим годом, а среднее увеличение государственных расходов – 17,5%.

Очевидно, доходы в годы спадов уменьшаются, так как налогоплательщики получают меньше доходов и поэтому уплачивают меньше налогов. В то же время государственные расходы увеличиваются и благодаря повышенному спросу на пособия по государственным социальным программам (которые исторически плодят наши политические деятели), и благодаря кейнсианской экономической политике государства, направленной на увеличение расходов в попытке поддержать экономическую активность.

Учитывая все эти факты и многое другое, я спрогнозировал бюджетное будущее нашего государства, используя четыре консервативных метода:

1. Средний дефицит. Согласно данным бюджета, исчисляемого по статистике национального дохода, в 80-е годы средний дефицит вырос в 5,7 раза по сравнению с 70-ми. Эти же цифры для 70-х и 60-х годов составляют 12,0 и 13,8 соответственно. Если вы примите рост среднего дефицита в 90-е годы только в 3 раза, а это очень консервативная цифра, то средний дефицит 90-х составит 537 миллиардов долл. в год.

2. Средние за десятилетие темпы роста доходов и расходов. Если предположить, что темпы роста доходов и расходов равны среднему арифметическому за 60-е, 70-е и 80-е годы, сведенные вместе, то в течение 90-х годов доходы увеличатся на 234% до 21,2 триллиона долл. а расходы – на 255% до 27,6 триллиона долл. Это будет означать средний ежегодный дефицит в 640 миллиардов долл

3. Срединные темпы роста доходов и расходов. Если предположить, что доходы будут расти темпами на уровне 44-летней медианы в 6,7%, а расходы увеличиваться по медиане 8,1%, то в 1999 году дефицит составит 672 миллиарда долл. а средний дефицит в течение десятилетия будет 416 миллиардов долл. в год. Между прочим, этот метод прогнозирования предсказал дефицит бюджета 1991 в размере 251,6 миллиарда долл. и 288 миллиардов долл. на 1992 год (ниже текущих официальных оценок).

4. Срединный дефицит как процент от налогов. Если предположить, что государственные доходы увеличиваются по медиане в 6,7% в год, а дефицит как процент от налоговых поступлений сохранится на срединном уровне в 20,4%, достигнутом в 80-е годы, то среднегодовой дефицит в течение 90-х годов составит 371 миллиард долл.

Средняя величина, выведенная из четырех методов, дает оценочный среднегодовой дефицит бюджета в течение 90-х годов в размере 474 миллиардов долл.

Действительно ли эти цифры реалистичны? Просто взгляните на предположения. В каждом случае, основанном на исторических трендах, взяты крайне консервативные данные. Я использовал не текущие темпы роста, а темпы, сглаженные относительной финансовой ответственностью 50-х и части 60-х годов. Иными словами, если бы в 1979 году, когда весь бюджет укладывался в 500 миллиардов долл. и люди беспокоились из-за дефицита в размере 25–30 миллиардов долл. кто-то спрогнозировал на 1991 год бюджет в 1,32 триллиона долл. и дефицит в размере 266 миллиардов долл. такой предсказатель был бы уволен как шарлатан. И все же статистический протест там присутствовал, предупреждая о продолжающемся тренде повышения темпов и расходов, и дефицитных расходов. Иными словами, я думаю, что прогноз среднего дефицита, предлагаемый мною, очень реален, если только что-то не изменится.

По результатам другого анализа, верхний предел дефицитного расходования может быть достигнут уже в 2000 году – я пришел к этому, анализируя другой исторический тренд. Как видно из Таблицы 5.3, линейный регрессивный анализ отношения государственных поступлений к расходам на обслуживание государственного долга за период с 1961 по 1989 гг. дает очень точный результат. Если предположить, что этот тренд продолжится, то к 2000 году это отношение понизится до 1,93 и станет отрицательным в 2005 году. Если предположить, что государственные доходы будут расти темпами по 44-летней медиане в 6,7%, то к 2000 году доходы достигнут 1,972 триллиона долл. Теперь рассмотрим структуру, которая может быть у такого бюджета.

Прогноз структуры расходной части государственного бюджета на 1990 финансовый год (оказавшийся меньше реальных значений) приведен в Таблице 5.3.

При условии, что социальное обеспечение, страхование доходов и бесплатная медицинская помощь (Medicare) «неприкасаемые» в смысле их процентной доли в структуре доходов, а процентное отношение поступлений (1,1 триллиона) к проценту (134,0 миллиарда) составляет 16,5%, расходы 2000 бюджетного года в несбалансированном бюджете должны походить на данные в Таблице 5.4.

Обратите внимание на изменения в этом прогнозе. Выплата процентов по национальному долгу увеличилась до уровня, на котором на эти цели должно направляться 37,5% бюджета, а на оборону и другие программы выделяется на 22,36% меньше.

Иными словами, если существующие тренды продолжатся, то к 2000 году обслуживание нашего национального долга потребует, чтобы Конгресс решительно сократил традиционные программы. При этом все еще сохранится огромный дефицит. Это было бы политически «патовой» ситуацией, и что-то должно измениться.

Она, вероятно, изменится намного раньше. Когда я пишу эти строки, нарастает интерес к отказу от 30-летних государственных облигаций США как средства сокращения бремени выплаты процентов по бюджету и источника повышающего давления на ставку долгосрочного процента. Это заставит государство финансировать свой долг векселями и билетами, что приведет к двум важным последствиям.

Во-первых, бремя процентов действительно понизилось бы, но ненамного. Германия живет без 30-летних облигаций. По состоянию на 1992 год, доходность ее 10-летних билетов была по крайней мере на 1,5 базисных пункта выше, чем у американских долгосрочных облигаций. Кроме того, любая полученная экономия будет, скорее всего, компенсирована дополнительными расходами. Конгресс имеет тенденцию тратить свои деньги до копейки и затем кое-что сверх того. Если законодатели поведут себя как обычно, процентные платежи владельцам государственных облигаций понизятся, хотя государство будет расходовать больше реального ВНП. Иными словами, доход понизится при повышении государственных расходов, что (как описано в Главе 4) будет стремиться замедлить экономический рост. Более того, это отсрочит день финансового оздоровления федерального правительства. Заметьте также, что долгосрочные процентные ставки по закладным не понизятся. Напротив, они окажутся привязаны к другому типу долгосрочных облигаций, таких как облигации корпораций класса ААА.

Если исходить из данных Таблицы 5.2, низкие процентные ставки и ликвидация долгосрочного долга позволят государству сместить отношение поступлений к процентным выплатам снова вверх. Однако нисходящий тренд продолжится. Снижение размеров выплаты процентов по государственному долгу просто продлевает время, в течение которого государство может позволять себе залезать в долги. И чем дольше государству позволят проводить политику бюджетного дефицита, тем больше будет бремя на производительном потенциале страны.

Во-вторых, значительно расширится государственный спрос на рынке векселей и билетов, лишая предприятия инвестиционных фондов на этом рынке, последствия чего предсказуемы. В качестве альтернативы корпорации могли бы агрессивно переместиться на долгосрочный рынок. Но все это означает, что государство по сути дела обложит корпорации налогом, вынуждая их платить более высокие долгосрочные процентные ставки, чем они должны были бы в ином случае. И вновь результатом оказывается более медленный экономический рост.

Независимо от того, как государство решит финансировать экономику, общим результатом длительной безответственной расходной политики будет лишь компенсация экспансионистского воздействия денежно-кредитной политики (но я не думаю, что оно останется экспансионистским), потому что это приведет к инфляции и падению курса доллара, что я объясню в следующей главе.

Заключение

Безответственные расходы, как я описал их выше, могут продолжаться до тех пор, пока удается осуществлять обслуживание долга, что с исторической точки зрения находится на уровне чуть ниже 30%. Отношения расходов на проценты к налоговым поступлениям латиноамериканских стран в период гиперинфляции (например, Мексика в 1982 году с 27% и Бразилия в 1984 году с 29%) могут служить указанием на то, как долго это может продолжаться. Соответственно, вам никогда не суждено стать свидетелями расходов на погашение государственного долга в 37% бюджета, как показано в Таблице 5.4, потому что до этой даты должны произойти изменения.

Содержание Далее
  Альпари NPBFX AMarkets Intrade
Лучшие брокеры: Лучший Форекс-брокер 2020 года – компания «Альпари». Более 2 млн. клиентов из 150 стран. На рынке – с 1998 года. Выгодные торговые условия, ECN-счета с доступом к межбанковской ликвидности и моментальным исполнением, спреды – от 0 пунктов, кредитное плечо – до 1:1000, положительные отзывы реальных трейдеров. Один из лучших Форекс-брокеров 2020 года – компания «NPBFX». Банковский Форекс. На рынке – с 1996 года. До 2016 года обслуживание всех клиентов осуществлялось от лица банка с лицензией Банка России (АО «Нефтепромбанк»). В начале 2016 года был проведен ребрендинг и перевод обслуживания частных клиентов в международную компанию «NPBFX Limited» с лицензией IFSC. В банке продолжается обслуживание корпоративных клиентов. Один из лучших Форекс-брокеров 2020 года – компания «AMarkets». На рынке – с 2007 года. Более 250 торговых инструментов, исполнение – от 0,03 сек., ECN-счета с прямым доступом к межбанковской ликвидности. Максимальный процент успешных клиентов по сравнению с другими брокерскими организациями. Лучший брокер бинарных опционов 2020 года – компания «Intrade.bar». Админы активно общаются на профильных форумах и реально прислушиваются к пожеланиям трейдеров. Вывод средств обычно – до 15 мин., менеджеры первыми не звонят клиентам (и не уговаривают пополнить торговый счет), бесплатный демо-счет, депозит – от $10, опционы – от $1, торговля и вывод средств – без верификации.
Один из лучших брокеров бинарных опционов – компания «Binary.com». На рынке – с 2000 года. Торговля в режиме: 24х7, опционы – от $1, экспирация – от 10 секунд до 365 дней, доступны все основные валютные пары, индексы, сырьевые рынки и индексы волатильности. Легально предоставляет услуги, в том числе клиентам из стран Евросоюза.